125 лет со дня рождения Анастасии Ивановны Цветаевой отметили в Елабуге

26 сентября 2019

Анастасия Цветаева: в потоке памяти

Людмила Пахомова

27 сентября исполнится 125 лет со дня рождения Анастасии Ивановны Цветаевой. В преддверии этой даты во многих цветаевских музеях уже прошли торжества, посвящённые юбилею известной писательницы. И повсюду желанной гостьей на них была Ольга Андреевна Трухачева — внучка А.И. Цветаевой.

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

Дни памяти Анастасии Цветаевой в Елабуге

11 и 12 сентября её встречали в Елабуге. Особенно насыщенным был второй день, когда на здании бывшей гостиницы «Елабуга», где в октябре 1960 года проживала Анастасия Ивановна, приезжавшая на поиски могилы своей сестры Марины Цветаевой, была открыта мемориальная доска. Участниками этого события, проходившего в не по осеннему погожее тёплое утро, стали в основном сотрудники Елабужского государственного музея-заповедника, студенты Елабужского института КФУ и Елабужского колледжа культуры и искусств, а также коллектив местного отделения Пенсионного фонда, которое располагается в здании бывшей городской гостиницы.

Выступавший в роли ведущего заведующий Библиотекой Серебряного века ЕГМЗ А.Н. Иванов подчеркнул, что отныне ещё одно имя увековечено в истории Елабуги. «Наверное, Всевышний дал такую долгую — почти 99 лет — жизнь Анастасии Ивановне, — сказала заместитель главы ЕМР З.Х. Сунгатуллина, — чтобы она дожила за сестру и ушла с надеждой, что творчество Марины Ивановны не канет бесследно». Напомнив строку из стихотворения М. Цветаевой «Мы цепи таинственной звенья…», она соотнесла её с двумя сёстрами, сказав, что Анастасия Ивановна никогда бы не приехала в Елабугу, если бы город не был связан с Мариной Ивановной.

Заместитель руководителя исполкома г. Елабуги Л.Н. Рыбакова, возглавляющая комиссию, которая принимает решение по установке мемориальных досок, отметила, что теперь это здание, мимо которого проходят туристические маршруты, приобретает совершенно иное значение. А генеральный директор Елабужского государственного музея-заповедника Г.Р. Руденко назвала несколько значимых дат, последовавших после приезда Анастасии Ивановны в 1960 году в Елабугу, во время которого она обозначила примерное место захоронения сестры на Петропавловском кладбище. В 1970 году Союз писателей ТАССР именно здесь установил плиту с датами жизни и смерти Марины Цветаевой; в 1980 году появилась мемориальная доска на доме, где прошли её последние дни; а в 1990 году по благословению патриарха Алексия было совершено отпевание рабы Божией Марины. 2002 год ознаменовался открытием бюста М.И. Цветаевой и первым приездом О.А. Трухачевой. С тех пор она много раз бывала в Елабуге, хотя живёт в США, а в 2017 году была удостоена звания лауреата Литературной премии имени М.И. Цветаевой за большой вклад в увековечение памяти семьи и многочисленные дары во все цветаевские музеи.

Как сказала Ольга Андреевна, известие об открытии мемориальной доски она получила незадолго до приезда в Елабугу и ощутила удар в сердце. Первая доска, посвящённая Анастасии Цветаевой, была открыта к 100-летию со дня её рождения в Москве, на доме, где она жила. И вот — вторая мемориальная доска. И где же? — В городе, который по словам О.А. Трухачевой был для её бабушки «связан с уходом Марины — этой неизбывной болью до последних дней».

Она вспомнила, как в 1967 году на Ваганьковском кладбище, где находятся могилы её предков, рядом с которыми хотела лежать и Анастасия Ивановна, вносившая плату за эту землю, был захоронен татарский поэт Ерикеев. Многие тогда были возмущены и настраивали её бабушку, чтобы она добилась перезахоронения. Но Анастасия Ивановна не стала этого делать и как-то сказала внучке: «Ты знаешь, татарская земля приняла Марину, а "зори ранние на Ваганькове" достались татарскому поэту». И сейчас потомки Цветаевского рода ухаживают за его могилой также, как за могилами своих родных.

Перед уходом (так О.А. Трухачева неизменно называет смерть бабушки) Анастасия Ивановна сказала ей: «Не делай из моей квартиры музей, нашей семье музеев будет много». И, действительно, теперь их — только государственных в нашей стране — скоро будет девять. Какие-то из них посвящены Марине Ивановне, какие-то Анастасии Ивановне, какие-то обеим сёстрам или семье Цветаевых. Последний откроется в бывшем посёлке Печаткино, а ныне городе Соколе, расположенном в 38 км от Вологды. Сюда Анастасия Ивановна приехала к сыну и его семье после 10 лет заключения в сталинских лагерях. Здесь была бесконечно счастлива появлением на свет первой внучки Риты. И отсюда отправилась в третье и последнее своё заключение. Музей в Соколе будет называться «Культурный центр Анастасии Цветаевой», а входит он в состав Кирилло-Белозерского государственного музея-заповедника. Рассказывая об этом, О.А. Трухачева поблагодарила генерального директора ЕГМЗ Г.Р. Руденко за содействие, оказанное ею для сохранения мемориального дома и создания на его основе музея. А ещё она припомнила один произошедший в Елабуге и очень тронувший её случай:

«Я шла одна и вдруг заплуталась. Увидев маленького мальчика, спросила его, как пройти на площадь Цветаевой. "Я вас сейчас провожу," — с готовностью вызвался он и всю дорогу рассказывал мне о Цветаевых. Я была потрясена. А когда мы дошли, то увидели, как подъехал свадебный кортеж, и жених с невестой положили цветы к памятнику Марине Ивановне».

Завершая своё выступление на открытии мемориальной доски, О.А. Трухачева высказала особые слова благодарности Елабужскому музею-заповеднику за то, что находившаяся многие годы в тени крыла Марины Цветаевой, Анастасия Ивановна, наконец-то, заслуженно обретает творческую самостоятельность и достойное место в ряду российских писателей.

О своей единственной, но незабываемой встрече с А.И. Цветаевой собравшимся поведал челнинский поэт Николай Алешков. А приехавшая вместе с ним на торжества в Елабугу поэтесса и автор-исполнитель Ольга Кузьмичева-Дробышевская назвала «Воспоминания» Анастасии Цветаевой настоящим подвигом, ставшим следствием не только кровной, но глубокой духовной любви, связывавшей двух сестёр.

Почётное право открыть мемориальную доску было предоставлено З.Х. Сунгатуллиной, Г.Р. Руденко и О.А. Трухачевой. Сам торжественный момент длился недолго, затем рядом с доской на столике были возложены цветы и, конечно, сделаны на память многочисленные снимки, в центре которых была О.А. Трухачева. Вскоре живые цветы легли и к могиле Марины Цветаевой на Петропавловском кладбище, а среди прозвучавших здесь стихов было одно очень любимое сестрой поэта, которое прочитала её внучка, — «Если душа родилась крылатой…»

Выступая на открывшейся в этот день в Музее современного этноискусства ЕГМЗ выставке «Астраханская палитра» О.А. Трухачева рассказала, что её бабушка тоже рисовала. Находясь в лагере, — портреты тех, кто были рядом. Часть из них, за неимением не только красок, но и простых карандашей, были выполнены вынутыми из печи угольками.

Ещё одну выставку, созвучную по названию с первой — «Всех цветов палитры…» — можно было увидеть 12 сентября в Библиотеке Серебряного века, где состоялась презентация выпущенной Елабужским государственным музеем-заповедником книги Анастасии Цветаевой «Последнее о Марине. Елабуга», включившей последнюю часть её «Воспоминаний», и где прошла встреча с Ольгой Андреевной Трухачевой, поделившейся воспоминаниями о бабушке и своей семье.

Выставка, разместившаяся в каминном зале библиотеки, состоит из работ, которые были представлены в альбоме с одноименным названием «Всех цветов палитры…», изданном пять лет тому назад к 120-летию со дня рождения А.И. Цветаевой Елабужским государственным музеем-заповедником совместно с московским Культурным центром «Дом-музей Марины Цветаевой».

Как с сожалением вспоминала Анастасия Ивановна на склоне лет, судьба не позволила ей реализовать унаследованную от матери страсть к живописи. Но, не в силах преодолеть своей тяги к рисованию, она брала в руки карандаш или пастель и запечатлевала на бумаге лица родных и близких, памятные сердцу места, натюрморты с цветами, грибами, книгой и веточкой рябины. Всё это можно увидеть на выставке, названием которой служит строка одного из стихотворений Анастасии Цветаевой.

В экспозиции представлены увеличенные копии работ, а оригиналы хранятся у О.А. Трухачевой. Подробности, связанные с созданием некоторых из них, она рассказала на выставке в каминном зале. Например, о пастели «Эстония. Кяслу. Прибрежный валун». Бабушка рисовала её, когда внучка бегала к валуну, прыгая по лежащим в воде камням. Памятен ей и цикл рисунков из Колюпанова, куда они вместе ездили к блаженной Ефросинье. А по поводу карандашных набросков домика в Пихтовке Ольга Андреевна сказала, что там, в Сибири, Анастасия Ивановна отбывала ссылку после третьего ареста. Ей удалось купить девятиметровую конюшенку, в которой сложили печь и пристроили сени. Рядом бабушка развела огород, благодаря которому, возможно, и выжила в то тяжёлое время. Она умудрилась вырастить там даже куст розы, саженец которого прислала ей из Тарусы старшая сестра Валерия.

Ещё одна небольшая, развёрнутая в тот день в Библиотеке Серебряного века выставка, включала произведения Анастасии Ивановны, записные книжки и почтовые открытки с её посланиями. Были здесь и различные издания «Воспоминаний», отрывок из которых вошёл в книгу «Последнее о Марине. Елабуга». Представляя её, А.Н. Иванов сказал, что это не первая книга Анастасии Цветаевой, выпущенная Елабужским музеем-заповедником. В 2009 году были изданы её единственный поэтический сборник и роман «Amor».

В новую книгу вошли не только воспоминания Анастасии Ивановны о том, каким страшным потрясением стало для неё известие о гибели сестры; как она побывала в Елабуге в поисках могилы Марины и дома, в котором она жила; но и свидетельства людей, близко общавшихся с М. Цветаевой после её возвращения из-за границы, а также достаточно обоснованная версия А.И. Цветаевой о том, что побудило Марину Ивановну добровольно уйти из жизни. Книга проиллюстрирована фотографиями, сделанными Анастасией Ивановной в Елабуге, видами города 60-х годов прошлого века, черновыми рукописями писательницы и другими фотоматериалами. Здесь же размещены снимки сестёр Цветаевых в отрочестве и юности, которые поражают тем, насколько они были в то время внешне очень похожи.

Но судьба у каждой оказалась своя. Как когда-то Анастасия Ивановна в своих «Воспоминаниях» поведала о никому прежде неизвестных подробностях жизни их семьи, так сейчас и Ольга Андреевна Трухачева рассказывает, какой была её бабушка, прошедшая через великие испытания, как относилась она к сыну, невестке, внучкам. Как и отец — Андрей Борисович Трухачев — она интересная рассказчица, нередко артистично изображающая действующих лиц. Кое-что Ольга Андреевна уже начала записывать, сохраняя память о близких и дорогих ей людях. Например, как изучала английский язык, который, кстати, очень пригодился ей после переезда в Америку. А началось всё, конечно, с бабушки, которая взяла за правило разговаривать с внучками на английском языке. Правда, Риту она выучила ещё и французскому, а вот с Олей эта её попытка провалилась.

Отправляясь на лето с младшей внучкой в Эстонию, она велела ей брать с собой учебник английского языка на следующий учебный год. Так что во время каникул Оля учила новые слова, переводила тексты и выполняла в отдельной тетради письменные задания. Правда, потом, когда начиналась учёба, ей оставалось просто переписать их в школьную тетрадь. Также ревностно относилась бабушка и к её музыкальным занятиям на фортепьяно. По возможности присутствовала на уроках и даже во время поездок в поезде раскладывала бумажную клавиатуру, чтобы внучка хотя бы таким образом могла упражняться. Никаких звуков, конечно, не было слышно, но Анастасия Ивановна зорко следила за бесшумной игрой, делая в случае ошибки короткое замечание: «Палец не тот».

Да что там английский язык и музыка, бабушка дала Оле (как и её сестре) имя, учила ходить, читать, писать, молиться, дала образование, привила любовь к литературе… Сама была примером огромного трудолюбия и могла спать лишь полчаса в сутки. Её трудно было застать одну. И днём, и ночью к ней шли люди. И только один день в году, 7 января, на Рождество, к ней обязательно должна была приехать вся семья. Чтобы зажечь на ёлке настоящие свечи и после молитвы сесть за праздничный стол.

Анастасия Ивановна была глубоко верующим человеком, хотя в юности у неё был период отрицания Бога. В 28 лет она дала обеты не лгать, не есть мяса и соблюдать целомудрие. И только однажды нарушила первый обет: когда её арестовали 2 сентября 1937 года вместе с сыном, она, спасая от подобной участи его невесту, сказала, что не знает, кто эта девушка. На допросах, длившихся порой долгими часами, она читала про себя молитвы и стихи сестры. Ложилась спать и вставала с молитвой. Из картонной обложки амбарной книги и пришитых к ней иконок сделала маленький иконостас, который всегда брала с собой в поездки. Каждое воскресенье ездила к исповеди и причастию. Но при этом никогда не была фанатично верующей.

Любила движение. В 77 лет на своих «норвежках» сделала 17 кругов на Патриарших прудах, где когда-то, вот также катаясь на коньках, познакомилась с первым мужем Борисом Сергеевичем Трухачевым. Он умер молодым, а она всю жизнь дружила с его второй женой и смерть её стала для Анастасии Ивановны второй после сестры невосполнимой утратой. Именно от неё Ольге Андреевне досталась визитка дедушки Б.С. Трухачева и его медицинская книжка времён Первой мировой войны, а также свидетельство о венчании с А.И. Цветаевой.

Сын Анастасии Ивановны был тоже по-своему талантлив. Он великолепно рисовал, но не захотел стать профессиональным художником, сказав матери, что ему нечем тогда будет кормить семью. Он закончил с отличием сначала строительный техникум, а в 1937 — архитектурный институт, получив специальность инженера-строителя-экономиста. В сентябре того же года был вместе с матерью арестован, но, в отличие от неё, получил срок заключения на пять, а не на десять лет. После освобождения он не был мобилизован на фронт, что, вероятно, спасло его жизнь — иначе он разделил бы участь своего двоюродного брата, сына Марины Цветаевой Георгия Эфрона.

В Печаткино, где он возглавлял строительство бумажно-целлюлозного комбината, есть дома, построенные по его проектам, которые до сих пор называют «трухачевскими». Были у него и литературные способности. Не случайно на книге «Воспоминаний» сохранилась обращённая к нему надпись Анастасии Ивановны: «Ты тоже можешь так писать. Пиши!».

С трёх лет он никогда не называл её «мамой», а только «Ася» или «Асенька». Но последние слова, которые он сказал жене перед смертью от внезапного паралича были: «Позвони маме».

Редкая среди Цветаевых долгожительница, Анастасия Ивановна могла бы, вероятно, встретить и свой столетний юбилей, но смерть сына её подкосила. Через полгода после него, 22 августа 1993 года в день его рождения явственно обозначился и её скорый уход. Она увидела дверь и сказала: «Там дверь. Там написано "Анастасия". Но там Марина и Андрей, там ещё занято». А вечером 4 сентября вдруг произнесла фразу: «Там освободилось» — и на следующий день отошла в мир иной. На протяжении этих дней она впадала в забытьё, но, очнувшись, просила дать ей «перо и бумагу». Оля подкладывала под лист картонку и таким образом Анастасия Ивановна написала последний в своей жизни рассказ «Трезор». Перед уходом она шесть часов говорила и словно прожила всю свою жизнь: была маленькой девочкой, молодой девушкой, рожала своего первенца, попала в лагерь, вышла из него… Вспомнила всё и всех.

Какой была Анастасия Ивановна в последние годы своей жизни, можно было увидеть в тот вечер в Библиотеке Серебряного века во время демонстрации отрывка из документального фильма. Съёмки его велись в тогда ещё не восстановленном доме Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке, а рассказывала А.И. Цветаева о том, как было найдено и обозначено крестом приблизительное место могилы её сестры в Елабуге. Доподлинные слова писательницы о близких ей людях из её книг и писем можно было услышать в прочтении Ольги Андреевны Трухачевой, подготовившей специальную презентацию с фотографиями и текстами о тех, кто на них изображён: об отце И.В. Цветаеве и его музее, о сестре Марине Цветаевой, о сыне Андрее Трухачеве и племянницах Ариадне и Ирине Эфрон, о невестке Нине Андреевне и внучках Рите и Оле.

«Архив бабушки я подарила городу Москве, — сказала Ольга Андреевна. — Он уже обработан и доступ к нему открыт. Ну а у меня есть свой архив: переписка бабушки с отцом, частично наша переписка с Ариадной Сергеевной… Я работаю с этим архивом и нахожу там такие слова о жизни и любви, что хочется жить».

Очень многое из квартиры Анастасии Ивановны О.А. Трухачева отдала в цветаевские музеи, в том числе и в Елабужский государственный музей-заповедник. С новыми дарами приехала она и на этот раз, передав на вечере в Библиотеке Серебряного века в фонды ЕГМЗ книги из личной библиотекам А.И. Цветаевой (в частности, с дарственными автографами ей поэтов Евгения Евтушенко и Беллы Ахмадуллиной), грампластинки, которые слушала Анастасия Ивановна, и другое.

Те, кто пришёл в этот вечер в библиотеку, тоже получили в дар от Елабужского музея-заповедника книги «Последнее о Марине. Елабуга». А все желающие смогли взять автограф у биографа и родовой хранительницы памяти семьи Цветаевых — Ольги Андреевны Трухачевой.

0
26.09.2019 17:45

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!